Эра Лобановского
Все динамовцы
Динамовцы
Эра Лобановского.
Валерий Лобановский
«Ну, это ни в какие ворота...»

Валерий Лобановский
За несколько минут до начала матча...

В. Лобановский
В таких случаях обычно говорят, что комментарии излишни. Всё можно прочитать по выражению его лица: матч выигран!

В. В. Лобановский
Спортивный комплекс «Олимпийский».
Васильевич уже на своём традиционном месте - на углу тоннеля - главного выхода на поле. Если Лобановский здесь, значит, команда уже вышла на разминку...

В. В. Лобановский
Главный тренер сборной СССР В. В. Лобановский и Олег Блохин (Киев, весна 1988г.)



Кнопка сайта

*нажмите на фото чтобы увеличить
Андрей Шевченко
загрузка...
 
 
Книга «Эра Лобановского»

Глава 8.
Игра в открытую
(третья часть)
 

Кстати сказать, за долгие годы журналистской деятельности мне не раз довелось беседовать с выдающимися тренерами и игроками зарубежных клубов и сборных. На первых порах, желая поговорить с тем или иным футболистом, прежде всего всегда спрашивал разрешения на это у его тренера. Со временем понял ненужность подобной деликатности: в подавляющем большинстве профессиональных клубов игрок волен сам решать, беседовать ему с журналистом или нет. И никакой тренер не пользуется правом вето на интервью своих подопечных.

Талантливого и честного по натуре мальчика Сашу Заварова взрослые дяди врать приучали сызмальства, хотя бы уже тогда, когда сделали подставным игроком в соревнованиях на приз клуба «Кожаный мяч». И почему же вокруг было равнодушие, почему Саше прощали, когда («за компанию»!) юноша стал пить («Пальчиком погрозят и простят»)? Впрочем, понятно почему: голы забивал, нужен был команде, точнее — ноги его были нужны, а духовный мир — не в счет. А стал сбиваться с пути, ну что же, не он первый, не он последний («Все пьют»). Атмосфера лицемерия и обмана отравила немало хороших людей. Но, увы, к ней привыкают, как к наркотику. Вот и Саша Заваров: сказал чистую правду и... спохватился!

Позиция Лобановского мне тоже была понятна. Не осуждал я его (какое у меня на это право?), принимал таким, каков есть. Он в своей работе руководствовался лишь повседневными реалиями. А они в данном случае были таковы, что публикация в «Комсомолке» вывела из равновесия того игрока, с присутствием которого на поле «тактические принципы команды лучше реализуются». Я и не стремился переубедить Лобановского. Поздно. Только понял, что у него и его команды (впрочем, как и у нашего футбола) есть еще внутренние резервы для того, чтобы подняться на новый, более высокий уровень. Ведь мораль — один из основных способов регуляции действий и поведения человека с помощью норм. Время достаточно скоро все расставило по своим местам. Заваров, который в первые недели после публикации интервью отводил при встрече глаза, постепенно оттаял, начал здороваться. А перед самым его отпуском, когда чемпионат страны уже финишировал, мы вновь с ним обстоятельно поговорили (и снова записали разговор на магнитофон). О футболе, о жизни, о честности и порядочности. Он не ушел от прямого разговора, а я был рад, что не ошибся в мужестве и искренности этого человека.

16 декабря 1986 года в «Комсомольской правде» было напечатано письмо в редакцию «Нужны футболу перемены». Вот некоторые основные фрагменты.

Хочу и должен сказать о честном отношении к своему долгу, о правде, которую, к сожалению, не все у нас воспринимают одинаково. 11 ноября сего года «Комсомольская правда» опубликовала интервью со мной «Игра в открытую». В открытом и честном разговоре я не стал, как это порой бывало в подобных случаях, обходить «острые углы». Ведь за годы своей жизни в большом футболе я менял клубы, пока не нашел «свой» — киевское «Динамо». До этого, как говорится по молодости лет, случалось, ошибался и оступался. Сказал об этом в интервью так, как и было в жизни. Но когда оно появилось в «Комсомолке» мне довелось испытать немало волнений. От одних слышал: «Молодец, Саша, что сам правдиво и честно обо всем рассказал!» Другие журили: «Зачем разоткровенничался, кому нужна твоя честность?» Те, кто корил меня за излишнюю откровенность, словно бы не заметили одной очень важной для меня фразы из того интервью: «К великому счастью, все это давно уже в прошлом».

Говорят, время — самый лучший и справедливый лекарь и судья. Страсти утихли. О многом за это время передумал сам. Я не сожалею о том интервью в «Комсомолке» и благодарен газете, что она его опубликовала. Правда о нас, футболистах, нужна не только нам самим. Она нужна, например, моему Сашке, которому только четыре года. Нужна мальчишкам, которые только-только приходят в мой любимый футбол. Они не должны повторять наших ошибок.

Под этим письмом в «Комсомольскую правду» стояла подпись: Александр Заваров, заслуженный мастер спорта, член ВЛКСМ...

Вся эта нашумевшая в те дни в футбольных и журналистских кругах Киева «околофутбольная» история уже стала забываться. Но в канун Нового года мне о ней напомнили. Жена Лобановского Ада поделилась «новостью», которую ей сообщили московские журналисты. Дескать, из-за того моего интервью начальство «дало команду» не «делать» Заварова лучшим футболистом года.

Молва, молва... Кто тебя порождает и есть ли в тебе истина? «Неужели такое возможно? — думал я. В наше-то время...» Нет, раньше — куда ни шло. Самому однажды, выполняя указание начальства, пришлось срочно вносить «коррективы» в итоги республиканского конкурса. Так что пора раскрыть одну редакционную тайну.

Работал в то время заведующим отделом спорта газеты «Комсомольское знамя». И решила наша редакция путем опроса определить лучшего футболиста Украины. Такой конкурс проводился впервые, и на него охотно откликнулись спортивные журналисты республики. По нашим подсчетам, победителем становился заслуженный мастер спорта, капитан киевского «Динамо» тех времен и ветеран клуба Василий Турянчик. На второе место выходил молодой Владимир Мунтян. Мы уже рассылали приглашения на вечер-встречу с лауреатами нашего конкурса, готовили к печати итоговые материалы, когда в редакцию позвонил тогдашний председатель Федерации футбола республики.

— Слушай,— без вступления начал он разговор. Мне правильно доложили, что вы собираетесь делать лучшим футболистом Украины Турянчика?
— У нас же конкурс,— уточнил я. Лучшим мы его не «делаем», а так распределились голоса...

— Это безобразие,— прервал он меня начальственным тоном. Мы его собираемся на пенсию отправлять, а у вас он будет лучшим! Понял, какая петрушка? А кто у тебя там второе место занимает?
— Володя Мунтян.
— О! Вот этот подходит. Значит, слушай сюда: делаешь Муню первым, а Вася, хрен с ним, пусть будет вторым.

Мне был известен крутой нрав того председателя Федерации. В футбольных кругах о нем ходили довольно забавные легенды. При рождении одной из них даже довелось присутствовать. Это было на каком-то футбольном совещании. В ту пору, когда на сельскохозяйственных полях страны активно насаждалась кукуруза, а на футбольных — «бразильская система» 4+2+4. Председатель федерации делал доклад и, коснувшись «передовой в мире тактики», которую никак не могли освоить наши команды, поругал даже киевлян.

— Возьмите, к примеру, нашу сильнейшую на Украине команду «Динамо» (Киев),— говорил он с трибуны представительного совещания. Выходят на поле, становятся до свистка на свои места. Все четко! Вижу: четыре — два — четыре,— сделал энергичный жест рукой. Прозвучал свисток, началась игра. Побежали и... куда, спрашиваю я вас, девается их система?

И все-таки, решив быть до конца принципиальным, я ответил ему, что итоги конкурса мы переделывать не будем.

— Ладно,— услышал я в трубке,— ты еще молодой, горячий. Тебе твой начальник все объяснит.

Организация и проведение праздников в Екатеринбурге
Буквально через час в кабинете редактора мне было сказано, что лучше нам «не плевать против ветра», или что-то в этом роде. Приняли компромиссное решение, и победителями первого на Украине конкурса стали двое: Василий Турянчик и Владимир Мунтян, «набравшие» одинаковую сумму очков.


В первые дни нового, 1987 года истина (опубликованная в первом номере еженедельника «Футбол — Хоккей») развеяла мифы: Александр Заваров был назван журналистами лучшим футболистом минувшего сезона! 5 января 1987 года «Вечерний Киев» опубликовал мою довольно обстоятельную беседу с Александром. Думаю, что отдельные фрагменты из нее представляют интерес и для читателя, ибо в этом интервью удалось восстановить то, что было сокращено при подготовке злополучного для нас обоих материала в «Комсомольской правде».

— А как вы пришли в футбол?
— В футбол пришел, когда учился в первом классе. У меня был замечательный первый наставник — заслуженный тренер Украины Борис Васильевич Фомичев. Два года назад он умер. Этот человек воспитал в Ворошиловграде целую плеяду хороших футболистов и оставил о себе светлую память.

— Запомнился вам первый ваш сезон в высшей лиге?
— Еще бы! Мне было восемнадцать, а я выходил на поле с игроками, которые были на двенадцать—четырнадцать лет старше меня. Начал забивать голы! Семь мячей забил, но «Заря» в том сезоне выбыла из высшей лиги.

— Вам сейчас только двадцать пять, и рано пока спрашивать, что впереди. И все-таки не задумывались ли порой: а что же после футбола?
— Наверное, снова... футбол. Я заочно учусь на факультете физвоспитания Ворошиловградского пединститута. Осталось сдать только госэкзамены. Думал сдавать их в этом году, но сроки совпали с чемпионатом мира в Мексике. Надеюсь, что будущей весной получу диплом...


Так оно и было. Весной 1987 года, не прекращая тренировок и выступлений в киевском «Динамо» и сборной страны, Заваров, совершая «челночные» рейсы Киев — Ворошиловград — Киев, летал на госэкзамены. Теперь он дипломированный преподаватель физвоспитания.

После всего, что стряслось у нас с Заваровым, однажды спросил его:

— Саша, положа руку на сердце, не жалеете о том интервью, о своем письме в «Комсомолку»?
Он посмотрел прямо в глаза и спокойно ответил:
— Нет, все нормально.

А я, вдруг расчувствовавшись, сказал ему:

— Саша, говорю вам искренне, как сказал бы своему старшему сыну. Не слушайте советов всяческих доброжелателей и будьте в жизни таким же умным, как в игре на поле.
— Спасибо,— ответил он и понимающе улыбнулся.

Размышляя о Заварове, иногда с грустью думаю: послушайся он, 18-летний талантливый юноша, Лобановского и окажись в киевском клубе в 1979 году, не попади он («за компанию») в Ростов, и как знать — не говорил ли бы футбольный мир не о Марадоне и сборной Аргентины, а о Заварове и сборной Советского Союза. Кстати сказать, специалисты, которые видели парня на юниорском чемпионате мира 1979 года в Токио, утверждали, что Заваров сыграл тогда ничуть не хуже, чем выделявшийся в составе чемпионов мира — сборной Аргентины на том же чемпионате Диего Марадона. Читать далее...


загрузка...

   
Валерий Васильевич Лобановский
Валерий Васильевич Лобановский

Памятник Лобановскому
«Ты сидишь на скамейке...»
Киев, стадион «Динамо» им. Валерия Лобановского

Лобановский
Возвращение!
На первую после долгого перерыва пресс-конференцию... (декабрь 1996г.)
При использовании материалов указывайте источник: dynamovec.ru